В зале ожидания аэропорта сидели люди, они ждали задерживающегося рейса, чтобы сделать первый шаг по трапу.
Всеобщее внимание привлекала пара — женщина лет сорока и молодого человека, которому едва исполнилось 25 лет. Женщина была одета по возрасту, никаких кричащих вещей только черные брюки, и выглядывающая из-под светло-коричнево плаща белая блуза. Только может чрезмерно высокий каблук да распущенные длинные каштановые волосы, красиво рассыпавшиеся по плечам, не соответствовали ее годам.
У нее на лице уже слегка проступила сеточка, крылья, идущие от носа к губам, проступили четко и бескомпромиссно. На ее лице можно было прочитать легкое презрение, и гордо выпрямленная спина подтверждало это предположение. Молодой человек что-то постоянно не то шептал ей что-то на уха, не то целовал ее. Женщина усмехаясь, отвечала ему, и тот заливался смехом.
Пассажиры внимательно наблюдали за этой парой, пытаясь найти разгадку их отношениям. Но молодой человек не собирался ни кому загадывать загадки, тем более слушать различные предположения.
Он положил руку женщине на колено, и нежно перебирая пальчиками, стал подниматься вверх. В лицах, наблюдавших это, промелькнуло отвращение.
Русоволосый мальчуган весь прям так и светился, ему доставляло истинное наслаждение баловаться со своей подругой. Он совсем не думал о том, какое впечатление они производят на сидящих вокруг людей.
Пополз шепот:
Как не стыдно, здесь же люди! Какое бесстыдство! Старуха развратила мальчишку.
Говорившие это все сделали для того, чтобы их гневный шепот был услышан.
Женщина вскинула свои холодные зеленые глаза, и презрительно окинула взглядом говоривших. А молодой человек поднял ее руку и поцеловал, так как будто она была королевой.
Люди отвернулись от них, и старались делать вид, что не смотрят больше, хотя некоторые не могли удержаться и продолжали изредка бросать жадные взгляды.
Она погладила его русые волосы, и повторила, много раз услышанную от него фразу:
— Если как ты говоришь, любовь границ не имеет, так почему же люди ее ограждают колючей проволокой?
— Потому весь их мир ограничен. И они вынуждены отводить место для всеобъемлющей любви узкие рамки стереотипов.